СП 104 34 96 Производство земляных работ


статус сп 104-34

2017-09-25 04:22 Наименование документа СП 104 34 96 Тип документа СП Статус документа действующий СП 107 34 96 Свод правил сооружения магистральных Статус Название СП 103 34 96, СП 104 34 96, СП 106




Выдуманное обратно не задумаешь.


Летать на костылях не просто, но он научился (про летчика который потерял обе ноги)






Я привёл сто аргументов, Разъяснил ей то, да сё. Но нет в мире инструментов На зловещее "Ой, всё!".


Еще про лампы. Я служил в батальоне радиотехнического обеспечения, большую часть времени на дальнем приводе. Дальний привод - это радиостанция такая, шлет она в эфирные просторы свое «бип-бип-бип», и вроде как помогает пилотам в этих самых просторах ориентироваться. Не знаю как сейчас выглядят дальние приводы, а в мое время (1987-89) это были огромные такие сундуки на лампах. Сама же точка - хата в степи, за колючей проволокой, это чтоб враги и коровы на территорию не проникли. При точке сарай, как положено, с сортиром, лопатами, углем и прочим имуществом. И с лампами, запасными, для этого самого привода. Коллектив у нас на точке тогда интересный подобрался - старший смены молдаванин Юра из Кишинева, белорус Серега из Орши, я, из Казани, и хитрый-прехитрый татарин Марат из Челябинска. Сплошной интернационал, в общем, и каждый со своими закидонами. Когда служишь вчетвером в отдельно взятой хате, все друг про друга узнаешь быстро. Юрок, например, каждый день, за который никого не подъебал, считал прожитым зря. Марат - человек себе на уме, но веселый. Серега - колоритный парень, петь любил, и писательством баловался - кстати, очень у него неплохо получалось. Ну и я, свежепризванный студент казанского химфака. Меня так и звали: "студент". Юра и Серега дедами были, а мы с Маратом - свежеприбывшими лысыми духами. Юра, по своей природной потребности всех разводить, нас с Маратом в оборот тут же взял. Меня он быстро на что-то развел, а вот Марат долго не давался. Говорю ж, недоверчивый он очень был, одно слово, челябинский татарин. Так Юре с этого обидно стало, так он ко мне за помошью пошел. "Давай", - говорит, - "Нурика (это Марат под такой кликухой у нас ходил) разведем на че-нить?" "А че", - говорю, - "давай. Скажи ему, что в лампах управляющие сетки из платины сделаны". Не, Марат дураком совсем не был, но он у нас в штате в дизельщиках состоял, и про электронику, мягко говоря, знал очень мало. Юра тему просек. Позвал Марата, сказал, чтобы тот ящики с лампами перенес в другой угол в сарайке, а мимоходом добавил, чтоб тот поосторожнее это делал, дескать, лампы сумасшедших денег стоят, так как в них управляющие сетки из чистой платины. Марат разводилово сразу прочувствовал, Юрку на смех поднял. А тот, вроде как: "да мне-то что, я тебя предупредил, а дальше твое дело, сам за разбитые лампы отвечать будешь". Я в это время делал вид, что своими делами занимаюсь, разговора вроде и не слышу. Ладно, Марат в сарайку пошел, мы за ним смотрим втихаря. Ага, ящик один взял, перетащил, по сторонам огляделся, и крышечку-то приподнял. А там и так битых ламп хватало, хотя и разложены они были все по ячейкам. Мы смотрим, значит. Точно, достал одну битую, сбегал к себе в агрегатку за плоскогубцами, сетку выковырял, и в карман ее. И, вроде не при чем, давай дальше ящики тягать. Уже ближе к вечеру он ко мне подошел, сеточку из кармана достает, и спрашивает: "студент, не знаешь че за металл такой?" Ну, я взял, покрутил, а потом нахмурился, вроде непонятка какая возникла. И прямиком на кухню, там сеточку на глазах Марата уксусом потер. Потом содой потер. Ну, зашипело, маненько, как должно быть. Я еще как-то поизвращался, Марат на меня в оба глаза смотрит. Я ж химик, черт ведь меня знает, зачем я этой ахинеей занимаюсь, правда? А я рожу еще больше нахмурил, типа, совсем в непонятках. И снова спрашиваю, откуда это у него? Марат мнется, типа, да вот, нашел, а что? "Что-что", - говорю, -"на платину больно похоже, может, покажешь, где нашел?" Марат чего-то промычал, типа - где нашел, там нет больше, и разговор замял. Ладно, нам с Юрой вроде тоже как не больно интересно. День закончился, Марат на дежурстве сидит, остальные, меня включительно, дрыхнуть пошли. Тут чувствую, под бок меня пихают. Глаза открываю, а это меня Юрок будит, оказывается: "Глянь", - говорит, - "Нурик на дело пошел!" И пошел ведь, с молотком и плоскогубцами. Всю 2 часа своей смены он в сарайке молотком лампы кокал, и выдирал сетки. Каждые пять минут, правда, назад в дежурку бегал, и звонил на КП, спрашивал, вызывали или нет. Заебал он тамошнего дежурного по полной программе. Тот, под конец, как звонок с нашей Ангары получал, сразу рявкал: "Нурик, иди нахуй, ты че доебался?! Не вызывали мы тебя, не вызвали!" И вот такой деятельностью Марат с неделю занимался. Сука, по-моему, он ни одной целой лампы не оставил, все перебил. Выковоряные сетки в портянку складывал. Поначалу он свой кулек в куче угля прятал, а когда лампы закончиись, он эти сокровища закопал. И вот ведь, хитрая его татарская морда, даже тут состорожничал - ушел за территорию, яму там вырыл, богатство свое сложил, а сверху коровьей лепешкой пометил, чтобы значит, место не потерять. И вот, через месяцок начальник нашей точки, прапорщик Силантьев, в очередной раз приехал. И с места в карьер: "Халаев (это я), Нурышев, в сарае лампы лежат. Побейте их все нахуй быром. Щас Зилок подьедет с новыми лампами, чтобы ни одной целой не осталось!" Марат при этом ничего, молодцом держался. Тока румянец чуть-чуть потерял. Мы же, типа, офигеваем: "Товарищ прапорщик, а бить-то зачем?" Тут Силантьев пучит глаза: "Вы че, бойцы, охренели? Я ж месяц назад говорил, зампотех приказал разбить, иначе новых ламп не даст, а эти здесь с куликовской битвы остались". Юра же, сука, продолжает: "товарищ прапорщик, а списывать не будем?" Силаньтьев аж взьярился. «Чего списывать?», - говорит, - «Куда нахуй это говно списывать, если его списывать не с чего?! Где лампы?" - и в сарайку двинул. Крышки с ящиков откидывает, а там груда битого стекла. И лыбится довольно: "О, молодцы, время зря не теряли, теперь это все на помойку быстро, чтоб зампотех видел, он сам щас приедет." Вот тут Марат позеленел. Говорит: "А в лампах разве платины нет?" Силаньтьев на Нурика посмотрел так снисходительно: "Какая платина, Нурышев? Разве что чугун"... ... Марат на меня с неделю злился. Даже не из-за того, что весь этот сизифив труд переделал, а из-за того, что развел я его уксусом с содой. Потом рукой махнул правда, сам ржал. Одного я не знаю. Мы с Маратом крепко потом сдружились, и адресами обменялись. Увольнялись в запас с разницей в одну неделю, сначала он, потом я. Ну, так я за ту последнюю неделю на точку сходил разок, с ребятами попрощаться... Там уже вся смена новая была, наши с Маратом воспитанники. А вечерком, взял я лопату из сарайки, выкопал кулек с сетками, в посылочку запаковал, и отослал на следующий день Марату на домашний адрес. Вот и не знаю я, какая у него рожа была, когда он посылку получил и нашел в ней свое два года назад припрятанное сокровище. Не, он хоть и хитрый, но юморной мужик. Думаю, поржал. Тем более, я ведь к кульку с сетками бутылку в посылку положил, и записку: "С дембелем, Марат!"